В предгорьях — завязи гортанных голосов
растут на камне. Проступают, точно мёд
на сотах скал.
                              Самоубийственный намёт.
Мелькает в хижине седая борода.
Дверь закрывается беззвучно, но, беда —
сухой, как выстрел в спину, щёлкает засов.

Не мир, но меч. Глаза затягивает дым,
подобный вере, раскалённой добела.
Здесь, отче наш, губами правят удила
и жгут, и тянут в небо из последних жил.
Подковы грянули — но ветер дотащил,
и я услышал: бисмилла рахман рахим.

Арба с дровами и железом. Дровосек
хрипит жене, натужно кашляя в рукав,
что всё закончится к утру. Но он не прав.

Безумно пахнет абрикосами. Весна,
жара и тиф. Глоток воды. Глоток вина.
Ты не поверишь — это двадцать первый век.

Не верь. Начнёшь считать века, и эта спесь
тебя убьёт.
                         Короткий свист. Адреналин
сминает воздух в кулаках. Свистящий клин
пронзает стену. Мёдом брызгает стена.

Здесь по сюжету начинается война.
И не кончается. Как минимум — не здесь.


2 комментария: В предгорьях — завязи гортанных голосов…

  • Татьяна говорит:

    Читать и думать, читать и думать…
    Строка и, даже, пол строки — целый мир, отдельное стихотворение, отдельная вера…
    А «отче наш», где слышишь всякий раз: «…и не ввали нас во искушение, но избавь нас от лукавого…»
    Оказывается, господь может ввести » во искушение..». зачем? Кто он?
    «Медом брызгает стена…» Ох как!
    Читаю и думаю…
    Спасибо, Андрей.

Добавить комментарий для Татьяна Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>