Ночная сельва дышит торжеством
голодной и вибрирующей плоти.
В бамбуковом, изрубленном, кривом
проёме неба корчится в полёте
нагая тень — и падает к земле;
котёл парит в потоках над углями,
и, отразив изогнутое пламя,
куски лиан, кипящие в котле,
подрагивают тусклыми телами.

Старик рисует знаки. Белый дым
тугих косиц вонзается в пространство
ветвей и гнёзд, сливается с витым
тяжёлым ритмом птичьего шаманства;
взлетают лапы. По вискам моим
когтистая стекает диадема.
Из гнили амазонского эдема
растут стихи, проламывая грудь,
и каждое движение тотема
сопровождает медленная ртуть -
так серебром облитые моллюски
могли бы липнуть к жестам точных рук.
Он требует читать ему по-русски,
и застывает, вслушиваясь в звук
чужого сна. Кричит, ломает круг
и, отыскав меня в словесной чаще,
даёт в щербатой деревянной чаше
отвар: бери и пей, слепой стрелок,
щенок, поэт, сновидец, самозванец!
В момент, когда я делаю глоток,
он начинает танец.

Такой восторг в прищуренных глазах,
что кажется — коралловые змеи
вот-вот проснутся в призрачных лесах
его зрачков, и вздрогнут орхидеи,
и будут пить белёсыми корнями
густую кровь пылающих зарниц…
Взмывает хор. Земля рождает птиц
и стонут джунгли в оркестровой яме.

Прости меня. Я слаб. Я не готов.
Мне страшно.
                            …Но старик приходит снова,
садится рядом, требует стихов -
доверчиво, смешно и бестолково.
И я читаю до рожденья дня.
А он, похоже, путает меня
с другим, кто был намного раньше слова.


2 комментария: СТАРИК

  • Татьяна говорит:

    Андрей,Спасибо! Нет слов…
    Хотя есть. Вот они:

    ***
    Пусть будет ночь и сельва, и полет
    Ночных теней над дымом пепелища.
    Пусть терпкая тропическая пища
    Сожжет гортань и окровавит рот.

    Пускай!.. Я буду тот «Старик»,
    Что просит «так смешно и бестолково»
    Как я: читай, я слышу, я готова
    Принять строку из бездны рук твоих…»

    Я буду слушать до скончанья дня,
    И снова слушать до исхода ночи –
    И пусть твой след сквозь сны и многоточья
    Ведет, простую смертную, меня

    Сквозь ад безумья по кривым дорогам,
    Под сводами дымящихся лиан…
    Я чистой правдой назову обман,
    Поверив, что поэт – синоним Бога.

    Ведь он ему нашептывал слова
    И потому – «вначале было Слово».
    Я новых строк вовеки ждать готова –
    Пусть задохнется завистью молва!

    Экспромт случился от силы воздействия
    СТАРИКА на мое бедное воображение.

  • Андрей Ширяев
    Андрей Ширяев говорит:

    Спасибо, Татьяна! Рад, что это так интересно работает. :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>