Рассвет, как сплин, и Лондон сер.
Good morning, мой прекрасный сэр!
Как ваша вынесла мораль
     Сатир моих слова,
Что ходят в списках, и вчера
     Попавшиеся вам?

Елизаветинских кровей
Не уберечься, хоть убей.
В моих кощунственных стихах
     Их слышен анти-звон.
Но и Шекспир — увы и ах! —
     Был в чём-то эпигон.

Творить как он? Не тот резон.
Макиавелли и Назон,
Песочное враньё часов,
     Поэзия, успех,
Любовь и скотство — поза всё.
     Не поза только смех.

Когда преклонных лет дурак
Поэту скажет: «Делай так!»,
Когда железный век богат,
     Быть может, ржавым лбом,
Когда в душе царит разлад
     Меж Богом и рабом,
Когда судья — палач и враль,
Кому тогда нужна мораль?

Мораль продажна. Ей под стать
Лишь патентованная тварь,
Которой лезет под корсет
     За плату всякий хам.
Не правда ль, вылитый портрет
     Любой из светских дам?

Мораль — что церковь. Да простит
Меня отец-иезуит.
И вряд ли сыщется Парис
     В преддверьи новых ид,
Коль не спаpтанка бyдет в пpиз,
     А кляп для аонид.

Но, впрочем — чушь. Мои стихи
Пойдут в уплату за гpехи.
И вам до них — что мне до вас,
     Что евнуху — до жён.
Тем паче, что и мой Пегас
     Горгоной порождён.

А там и мне наступит миг
Засунуть пенни под язык.
И с грустью спросит кто-нибудь,
     Крутя висячий ус:
«Донн, что ты делаешь в гробу?»
     Что делаю?
                                   Смеюсь…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>